Братство "Радонеж" Группа СМИ «Радонеж» Контакты

Аналитика

Все материалы

Еще раз о Государе Николае II

19.05.2015 15:59

Алексей Пищулин

Директор радиостанции «Радонеж» Е.К. Никифоров беседует с  А. Ю. Пищулиным о Николае II.

Слушать: http://radonezh.ru/radio/2014/12/31/22-02.html

Евгений Никифоров: Прошло много времени с момента, когда состоялась после бурных дискуссий канонизация, страсти, кажется, улеглись, но споры остаются.  Царь-страстотерпец олицетворял собой страдание всей России и споры о России остались. Успешным или неуспешным было его царствование,  какие уроки нужно вынести, чтобы не повторилась русская трагедия.  Случайно ли дата восшествия Царя Николая II на престол совпадает с датой начала революции. Об этом мы беседуем с писателем и режиссером Алексеем Юрьевичем Пищулиным.

А. Пищулин:

Первое мое обращение к этому совершенно, на мой взгляд, замечательному и выдающемуся персонажу нашей истории произошло в 1998 году, когда по моей инициативе и при моём активном участии режиссёр Сергей Мирошниченко снял фильм, который назывался «Николай II. Круг жизни». Это был такой пятиэпизодный фильм, на тот момент это было монументальное обращение к теме.  Рассказчиком в этом фильме был Георгий Степанович Жжёнов, который по мере производства этого фильма, прошёл свой путь навстречу государю, это отдельная история, отдельный роман и взаимоотношения.

Я очень далёк от беспристрастного отношения к этому историческому персонажу, имею в виду государя-императора. Как это бывает у православных людей, удивительным образом у меня с ним сложились и существуют некие личностные отношения. Это феномен, который вне религиозного сознания трудно объяснить. Почему миллионы людей испытывают такие эмоции по поводу святителя Николая Мирликийского? Ведь про него очень мало достоверно известно, даже его присутствие на Вселенском Соборе подвергается определённым сомнениям у историков. И, тем не менее, огромное количество людей обращаются к нему не как к некой неведомой инстанции, а как к своему близкому знакомому или родственнику. Это то, что существует в христианстве, такая благодать общения с человеком, жившим на земле давным-давно, общения реального, эмоционального и персонального. У меня буквально с первых же встреч с Николаем Александровичем Романовым произошло вот такое же узнавание. Узнавание в нём кого-то, кто чрезвычайно для меня важен и дорог. Поэтому, наверное, моё обращение к этой исторической теме было следствием того, что мне всегда хотелось о нём говорить, мне всегда хотелось его защитить от огромного количества высказываемых в его адрес мнений. Более того, мое персональное суждение заключается в том, что во многом судьба России в XXI веке зависит от того, насколько русский народ будет способен адекватно воспринять эту личность и то, что она сделала для России. Тут мы подходим к тому вопросу, который ты мне задал, об успешности. Дело в том, что мы существуем в рамках измененного политического сознания, для нас мерилами успешности является агрессивность, способность к захвату чужих территорий, способность к приобретению влияния любыми способами и такие инструменты политики как цинизм и агрессия –стали нормой.

Е. Никифоров:

Удивительные слышишь иногда оценки наших властителей разных эпох: О, этот был грозным. Барин у нас был хороший! Как порол! Все по струнке ходили!

А. Пищулин:

Ты знаешь, в порке даже нет такого оскорбления нравственного чувства, какое есть в клевете, во лжи или в каких-нибудь неосторожных репликах, демонстрирующих пренебрежение к человеческой жизни. И мы при этом забываем, что государь-император, так же как и его отец, император Александр Александрович, принадлежали совершенно к другой традиции человеческого отношения к своей царской работе и к своим подданным. Я уже говорил, что Александр III, отвечая на вопрос почему, с его точки зрения, коллективная ответственность является ошибочным политическим выбором, сказал: «только личность обладает ответственностью и совестью». И вот это отношение к двум этим главным инструментам главы государства: чувства ответственности и совести, оно, конечно, не позволяет пользоваться тем инструментарием, которым уже в то время широко пользовались демократические лидеры демократических государств, Франции, например. Во многом Англии, не смотря на формальное существование там монархии, но, например, Георг V побоялся дать приют царской семье после революции, потому что левый парламент мог создать ему политический дискомфорт. Конечно, такие вещи не укладывались в голове русского монарха, который всегда относился к своей работе царской с высочайшей ответственностью. Причём очень любопытно для меня, что государь Николай Александрович, который сегодня, будучи канонизирован и превратившись в нашего святого молитвенника, естественным образом тяготеет к некому иконному образу, превращается в персонаж житийный. А на самом деле, особенно в молодости, он был человеком чрезвычайно динамичным, весёлым и очень "современным". Сегодняшние молодые люди узнали бы в его интересах и пристрастиях, в том, что он записывал в своем дневнике, очень многое из того, что сегодня составляет жизнь молодого человека. Такой кричащий факт, о котором мало кто знает, что во время своего путешествия заграничного, он в Японии сделал себе татуировку.

Е. Никифоров:

Это где ж он сделал?

А. Пищулин:

В Японии, на локте, дракона. Четыре часа терпел и сказал, что четыре часа терпения отбивает всякую охоту продолжать эти эксперименты. Но, тем не менее, представим себе молодого человека весьма атлетичного, увлекающегося спортом, блестяще играющего в теннис, потом чуть позже государь освоит технические новинки: фотоаппарат, поднимался в воздух на самолёте, на летательном аппарате. Со стерхами не летал, но летал с тогдашними авиаторами, которые тоже были первопроходцами. Очень любопытствовал всегда к каким-то техническим новинкам,  огромное количество выдающихся достижений ХХ века обязано своим существованием его покровительству: противогаз, летательные аппараты Сикорского. Это всё происходило при его активном участии и иногда даже проектирование происходило на его личные средства. И вот такой человек, весёлый, остроумный, любитель подурачиться (есть фотографии, где он со своими высочайшими родственниками играет в чехарду, в салки, когда он делает стойку на спине у принца). Вот этот человек неожиданно для себя в 26 лет оказывается принуждён обстоятельствами встать у руля Русского Государства.

Е. Никифоров:

И вся страна была очарована этой парой, красивой, молодой, привлекательной донельзя. Посмотрите какая динамика произошла, от всенародной настоящей любви к «распни, распни его».

А. Пищулин:

Мы и из священной истории знаем как легко и быстро это происходит, особенно при наличии науськивающих и работающих на изменение чувствования народного.

Е. Никифоров:

Я был поражён, когда посетил Александровский дворец в Царском Селе. Там остались небольшие апартаменты, где интерьеры сохранились полностью, потому что была штаб-квартира, кажется, флота и это был адмиральский кабинет. Это очень эфектное помещение в стиле модерн, очень модное по тем временам. Мы помним портрет один из лучших у Серова, где государь запечатлен, как частный человек. В нем запечатлена часть его личности, которая так тонко и эстетично чувствовала эпоху.

А. Пищулин:

Вы знаете, мы снимали для «Династии» в Ливадийском дворце, который усилиями многих очень достойных людей восстановлен близко к тому, как он выглядел при Государе, производит сильнейшее впечатление и очень громко говорит о своих обитателях, то есть это дом определённой семьи и качества этой семьи, человеческие качества, даже характер их взаимоотношений внутри семьи каким-то образом очень явственно проступают из того, каким они сделали своё жилище. Это дом глубоко гармоничной, живущей очень духовно симпатичной, полной взаимной симпатии жизни многодетной семьи.

Е. Никифоров:

Никаких излишеств, никакой вычурности, скромно, но вместе с тем так тонко, так изящно.

А. Пищулин:

При этом, Боже мой, какой вкус! Видя после этого тысячи жилищ сегодняшних богатых людей, думаешь, Господи, вкус не в том, чтобы потратить миллиард, вкус в том, чтобы выбрать единственную вещь. Выбрать цвет стены подходящей к цвету драпировки. Поставить стол, предназначенный не для того, чтобы поражать воображение, а для того, чтобы за ним приятно было работать.

Е. Никифоров:

Как ты уже сказал, это отражение личности. Надо стать такой личностью как государь, поэтому изучение его как человека, как личности, его интересов, даже художественных и эстетических пристрастий, мне кажется чрезвычайно показательным.

А. Пищулин:

И вот успешность. Сегодня люди с лёгкостью говорят, что мученическая смерть снимает вопросы, но результаты его государственной деятельности эти вопросы вызывает. Дело в том, что, во-первых, результат этой деятельности это та самая великая Российская Империя на ресурсе которой, захватившие страну оккупанты ехали ещё полвека, это был запас прочности накопленный двумя последними русскими государями. Кроме того, даже если просто посмотреть статистические данные, не буду уже говорить о том, сколько Россия вывозила хлеба, сколько она чего производила, но один факт, что от восшествия на престол 120 лет назад, до начала войны население России выросло на 55 миллионов человек. Причём что такое за 20 лет на 55 миллионов?Это не трудовые мигранты, это не за счёт наплыва людей из Средней Азии. Это за счёт многодетных семей - вот свидетельство работы управляющего страной руководителя.

Е. Никифоров:

Почему вот так великолепно исполняющий свои функции государь не принимается современным обществом?

А. Пищулин:

Дело в том, как понимать назначение политика. Собственно еще Ильин говорил о том, что есть только два возможных представления о государстве. Государство это нечто органическое, продолжение семьи, семьи складываясь, превращаются в народ, народ нуждается в государстве для организации совместного жительства людей. Второй подход контрастный, это корпорация, в которой есть отдельные индивидуумы и они нуждаются в неком арбитре, который следит за тем, чтоб они не сожрали друг друга, чтоб они не захватили жизненное пространство друг друга, не лишили друг друга куска хлеба и так далее. Корпорация нуждается в менеджере, то есть в человеке, который будет строить систему сдержек и противовесов, который будет ограничивать хищников, который будет защищать тех, кто не способен себя защитить и так далее. Семья же или любая органическая структура нуждается в отце, то есть в некой личности, которая в себе, в своем сердце содержит свой народ как единое целое. Для христианина это очень просто, мы понимаем что такое соборность и государство тоже является формой соборности. Может оно не является соборностью, которое являет собой Тело Христово, но это тоже народное тело и оно должно в чьей-то голове, в чьей-то личности, в чьей-то душе, в чьей-то ответственности помещаться. Очень характерно, когда государя подталкивали многими руками к скорейшему вступлению в мировую войну, а он упирался, как только он умел упираться.

Е. Никифоров:

То есть он всё-таки не был безволен, как ему приписывают, он настаивал на своём?

А. Пищулин:

О-о! Он был чрезвычайно упрямым человеком, дело в том, что он был человеком крайне воспитанным. Мы от этого отвыкли, мы забыли, что это такое. Не случайно его называли “charmeur” – чаровник (фр.), он был способен обаять даже злейшего врага. Но при этом, под всей этой бархатной, унаследованной от мамы воспитанностью, было абсолютно железобетонное упрямство человека, который понимал меру свой ответственности. Вот он министру Сазонову, который подталкивал его скорее объявить мобилизацию, в редком для себя раздражении сказал: «Где будете вы, когда мне придётся отвечать за последствия этого решения?» То есть, где мне вас искать, чтобы свалить свою ответственность на вас? Он всё время понимал, он жил на другом шахматном поле, на котором было не восемь клеточек, а восемьсот. Он всё равно ощущал себя, в силу своего происхождения, в силу воспитания, в силу унаследованных от отца представлений о власти, он ощущал себя человеком возглавлявшим существо живущее веками и существо это называется Россия. Поэтому, конечно, это был политик другого типа, он не играл в короткие шашки, его не интересовал блиц, в результате которого можно будет дать победную пресс-конференцию. Таким же был его отец. Кстати, в какой-то степени, отвращение, брезгливость к саморекламе было недостатком моего обожаемого Александра Александровича. Вот он был настоящим мужиком, которому отвратительно было заниматься самопиаром.

Е. Никифоров:

Александр III?

А. Пищулин:

Да! А надо было бы иногда, но он испытывал физиологическое отвращение к хвастовству, реляциям каким-то победным, ему это было гнусно.

Е. Никифоров:

Многие западные политики, которые остались в мировой истории, такие как Наполеон или Гитлер, целенаправленно занимались самопиаром  и были в этом мастера. Их слава до сих пор сводит некоторых с ума.

А. Пищулин:

Как раз европейские лидеры времён первой мировой войны, Пуанкаре, это же абсолютные самохвалы. Есть замечательная история, про то как представители Франции подталкивают государя начать наступление на несколько месяцев раньше, чем Россия будет к нему готова и государь в своей обычной манере, сохраняя вежливость, упирается, потому, что он представляет себе цену, которую придется заплатить за то, чтобы на несколько месяцев раньше начать неподготовленное наступление, в конце концов он говорит: «вы не понимаете, мы несём чрезвычайные жертвы, у нас огромные потери». На что французский представитель, не буду называть его фамилию, говорит: «Ваше Величество, ну это же мужики". То есть чего мужиков жалеть? Вот столкновение противоположенных представлений о государственной работе. Говоря об успешности или неуспешности, конечно можно считать, что это царствование закончилось революционным крахом. По этому поводу есть два соображения: во-первых, это процессы, которые Даниил Андреев называл метаисторические, магматические, они начались задолго до восшествия на престол Николая Александровича. Это ведь некий сдвиг плит, это предчувствовал, это предвидел, об этом говорил преп. Серафим Саровский, об этом говорил, уже исступлённо, святой Иоанн Кронштадтский. Ощущение надвигающегося крушения началось задолго до того, как этот весёлый молодой человек встал у руля российского государственного корабля. Его отец в силу своего характера и своего стиля руководства по совету Победоносцева «подморозил» эти процессы, но ужас в том, что «подмороженное», это ведь не вылеченное. Да, он своей невероятной волей, титанической, сковал этот процесс на время своего царствования, на эти 13 лет. Но это означало лишь то, что когда «заморозка» отойдет, его сыну достанется всё в том же месте, в той же стадии, которая привела к гибели отца и деда.

Е. Никифоров:

Это понимал государь?

А. Пищулин:

Он абсолютно понимал, он вообще удивительный пример человека, который царствовал во всеведении своей судьбы. Мы знаем, что он получал множество предсказаний и существует легенда о письме, которое он получил от преподобного Серафима.

Е. Никифоров:

Это не гадалки были?

А. Пищулин:

Нет. Это были не гадалки, конечно. Это было общее ощущение. Он был очень интуитивный человек  и фраза, которую он сказал, когда по нему ударила случайно шрапнель? Были некие мероприятия на набережной и по ошибке пушку, которая должна была дать салют, зарядили шрапнелью, и эта шрапнель долбанула по помосту, на котором стоял государь в окружении всего цвета империи. Когда все военные попадали, а государь остался стоять, ему сказали: «Ваше Величество, вы проявили поразительную храбрость!» Государь сказал: «мне до восемнадцатого года ничего не страшно». То есть это человек, который принял страну со страшным бесом внутри, бесом, которого описал и диагностировал Достоевский.

И второе соображение по поводу успешности или неуспешности царствования. Если правитель является менеджером, то конечно, тогда только сводки, только цифры успехов, достижений и прироста. Кстати говоря, эти цифры у Николая Александровича более чем восхитительные. Но если у монарха, в отличие от кризисного менеджера есть ещё какие-то функции, духовные, религиозные, то тогда успешность его царствования определяется одним фактором – выживанием его страны, даже после него. Возможно, мы только после собственной смерти узнаем, какую роль в существовании сегодняшней России сыграл её царственный молитвенник и заступник. Потому что он, собственно говоря, сделал максимум того, что может сделать человек. Подражая Христу, он принёс себя в жертву за свой народ и так же как Спаситель, он совершил это осознанно и не сопротивляясь. И вот что интересно, я же делал фильм о короле Артуре, меня тогда впервые заинтересовало то, что ведь этот король является, в терминологии сегодняшней молодежи, лузером, ведь он потерпел историческое поражение. Его царство было разгромлено, он сам был убит собственным сыном. Казалось бы, это пример полного поражения, но именно он стал символом нации, он стал кристаллизующим зерном, из которого родилась великая Англия. Жанна Д’Арк во Франции, тоже потерпела поражение, преданная, обманутая, осуждённая, сожжённая и даже не имеющая могилы, она стала сердцем Франции. По сей день все национально мыслящие силы группируются вокруг её имени. И в какой-то степени, наш государь, мне кажется, тоже пройдя этот путь до конца, не убежав в Англию ради спасения своих детей, на что пошёл бы любой нормальный отец, не возглавив вооружённое сопротивление, не обратившись напрямую к войскам, не воспользовавшись всеми теми инструментами, которыми воспользовался бы легко человек, другого человеческого типа и другого религиозного сознания.

Е. Никифоров:

Вот в этом и упрекают его, что он смалодушествовал. Не смог, слабый был, не посмел.

А. Пищулин:

Для того, чтобы пойти на смерть, сознавая её неизбежность, конечно, нужна не слабость, а сила. Мы это знаем по примеру православных святых. Что такое «как агнец прямо стригущего его безгласен»? Что такое пойти на это? Ведь это работа, которую человек совершает в себе, и мы себе представляем, наверное, цену этой работы.

Е. Никифоров:

Но  в нынешнем, по крайней мере, сознании русского общества герои другие. Полмиллиона людей замучили - не так уж и много. Что об этих мужиках, что их жалеть-то? Зато заводы построили и трубы дымели.

А. Пищулин:

Поэтому я и говорю, что судьба России во многом зависит от того, насколько будет усвоен урок жизни государя-императора, потому что это другая модель. Это модель служения, а не потребления. Как сказал в своё время мой отец и я это имею как завещание некое, он сказал: «Родине надо служить, а не есть её». И конечно огромное количество руководителей пожирающих страну, как личинки, они принадлежат к другому типу руководителей.

Е. Никифоров:

Что же нужно сделать, чтобы мы поняли, какого заступника мы имеем на небесах, какого героя мы имеем в своей национальной истории, чтобы мы поняли, что это за личность?

А. Пищулин:

Есть два пути, есть путь трудоёмкий – изучать факты и документы, посмотреть ту же статистику,  посмотреть реальные решения принятые им и их цену. А есть путь простой – посмотреть на эти лица, на лица этой семьи. Слава Богу, это царствование оказалось хорошо задокументировано фото- и даже кинодокументами. Мне кажется, что любой человек с сердцем и совестью, глядя в эти лица, просто посмотрев на этих людей, не может остаться бесчувственным к их обаянию во всех смыслах этого слова.

Е. Никифоров:

Наша церковь так горячо почитает императора, так горячо почитает Николая II не за его достижения государственные и не потому что он жертва большевиков , а потому что церковь, которая живёт верой, в которой «чистые сердцем Бога узрят» (Мф. 5-8) и чистые разглядели в этих лицах икону своего государя. Мне кажется, это свидетельствует очень положительно о нашем духовном состоянии. Церковь -  малая закваска, но эта малая закваска, даст Бог, заквасит всё наше национальное тело.

А. Пищулин:

И сегодня ведь в редком храме нет иконы царской семьи. То, с каким выражением лица, с каким чувством люди подходят к этим иконам свидетельствует о том, что сколько бы не разоблачали разоблачители всё-таки чистое золото видно хорошему чистому глазу безотносительно к посредникам.

Е. Никифоров:

И таким образом ответ на вопрос об успешности или неуспешности царствования Николая Второго дает наша Церковь.

А. Пищулин:

И в том, что мы сегодня живём в стране, которая называется Россия, не Советский Союз, не Содружество Независимых Государств, без географических упоминаний, мы живём в той стране, в которой последним законным правителем был государь-император, которого можно просить о молитвенном заступничестве.

Е. Никифоров:

Святые царственные страстотерпцы, молите Бога о нас!

 

 

 

Все статьи

Другие статьи автора

Дорогие братья и сестры, радио и газета «Радонеж» существуют исключительно благодаря вашей поддержке! Помощь

Рейтинг@Mail.ru Яндекс тИЦ Каталог Православное Христианство.Ру Электронное периодическое издание «Радонеж.ру». Учредитель: Религиозная организация Православное Братство "Радонеж" Русской Православной Церкви. Главный редактор: Евгений Константинович Никифоров. Свидетельство о регистрации от 12.02.2009 Эл № ФС 77-35297 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Копирование материалов сайта возможно только с указанием адреса источника 2016 © «Радонеж.ру» Адрес: 115326, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 25 Тел.: (495) 772 79 61, тел./факс: (495) 959 44 45 E-mail: [email protected]